Меню
16+

Чёрноярский вестник «Волжанка»

07.05.2015 10:32 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 06.05.2015 г.

Чужой беды не бывает

Автор: Айжамал Алханова

Что ужасает меня в последнее время? Мы привыкаем. Привыкаем к чужому горю, чужой боли, чужим бедам. Смотрим новости по телевидению и перестаём поражаться сегодняшним новостям, казавшимся нам ещё вчера невыносимыми, мучительными, непонятными для сознания и осознания, что  человеку возможно такое творить в цивилизованном мире.

...«Боевики «Исламского государства»  казнили  30 эфиопских  христиан  в Ливии», «В США полицейский застрелил  безоружного подростка», «Количество жертв  после  землетрясения  в Непале  превысило 5000 человек»... И в каждом новостном блоке – фронтовые сводки с Украины. Уже более  года.  Привыкаем. Потому что все эти события где-то  там, далеко,  не  рядом, не с нами, но в последнее время конкретно стала интересоваться вестями из  Горловки Донецкой  области. И  сейчас  поясню, почему.

Вот главные свежие новости  Горловки  за  последние 7 дней (материал готовился 29 апреля – от авт.): «На  северо-западных окраинах Горловки уже неделю идут бои, в городе днём и ночью  слышна  артиллерийская  канонада», «В  Горловке  замечена  военная  техника  противника с нанесёнными на неё крестами  для  опознавания  с воздуха», «Боевики  перебросили в Горловку 19 танков и БМП», «Из Донбасса выехало  уже  2 миллиона беженцев  и  переселенцев».

Перед  вами  на  снимке беженцы  с  Украины.  Бабушка Василиса Степановна Николаева, отметившая 17 марта 90-летний юбилей и её правнук Дима – семилетний мальчишка,  неугомонный, как и все в его возрасте, а тут вдруг притихший и  с  глазами  печальными. Беседовала с его родными и думала,  что ничегошеньки он, малец, не понимает .

Василиса Степановна родом с хутора Меловской Нехаевского  района,  что  в Волгоградской области. Из рода  хопёрских  казаков. В семье было девять душ детей. Отец с войны вернулся, а вот пятеро братьев  её  все  на фронте погибли. Сама Василиса Степановна в  годы войны  выучилась  на мастера  швейного дела  и  на  большой ножной  машинке «Зингер» шила нашим солдатам шинели  и гимнастёрки. Эта машинка – кормилица её — с хозяйкой своей всю войну и годы послевоенные  трудные была, но,  когда из  Горловки бежали, спасаясь с детьми и  внуками,  осталась  под руинами.

Горюет по ней труженица тыла  и платочком  утирает слёзы,  глаза  у Василисы Степановны ясные, ярко голубые, и сейчас видно, что красавицей была. Муж Николай Фёдорович,  говорит она,  тоже  всю  войну  прошёл. «Счастье  это, наверное,  — добавляет ,  вздыхая, Василиса Степановна, — что дольше  всех  своих  родственников я живу. Только вспоминается  всё больше и больше горестного в жизни. Раньше — голод.  Мама желудей  наберёт,  в  печке напечёт , истолчёт , и мы их, горькие,  едим,  деваться некуда. А  теперь  стоит  в глазах, как Горловку бомбили».

- Мы до последнего думали, что не тронут силовики наш город, — вступает в разговор глава семейства, сын В.С. Николаевой, Николай Николаевич  Николаев. – Ведь обстрел Горловки тяжёлой артиллерией и авиацией,  в  которой находится химзавод «Стирол», на нём работал  и  я  в  последние годы, может привести к экологической  катастрофе  в радиусе  300  км.  Терпели, как  могли,  до  июля  прошлого года. А уж когда прямой  наводкой  стали  бомбить Никитовку, Калиновку по  Дебальцевскому  направлению  (районы  Горловки – от авт.), решили детей вывозить.

Его жена Ольга Николаевна  продолжила  рассказ: «Жили как люди. Дом, сад, огород. Муж всё своими руками делал, растил. В Горловку мы в 86-м году переехали  за  лучшей жизнью, работу  искали.  Бабушка наша всё время с нами. Не думали,  не гадали, что придётся нам с нею на старости  лет  по  чужим  краям скитаться, всё в одночасье потеряв».

- Вы, наверное, не представляете,  -  волнуется  их дочь Татьяна Николаевна Сафонова, с которой мы и решили написать эту историю для вас, — когда ты сидишь на работе, а я служила майором милиции, и от удара  взорвавшейся  бомбы крыша здания над  твоей  головой поднимается и опускается. Это так страшно! Вывозили нас волонтёры через Макеевку .

Димка, кстати, пока мы со взрослыми разговариваем, со  своими  домашними любимцами  меня  знакомит — попугаем Кешей и сиамской кошкой Мусей. Татьяна  улыбается  печально:

«Не хотели нашего Кешу через  границу  пропускать, пришлось «на  лапу»  дать пограничникам.  Как  же можно предать  члена  своей  семьи, правда?».

Интересуюсь, как же попала  семья Николаевых  в Чёрный Яр,  и  каким  образом  заселились  в  здание, что у нас, черноярских называют  коттедж райисполкома. «Вначале  решено было поехать на родину, в Волгоградскую  область, только  приняла  она  нас, как мачеха, — делится Татьяна. – Очень-очень трудно было. Здесь в Чёрном Яру живут  наши  родственники двоюродные,  которые,  узнав, что наши дела обстоят плохо,  позвали  нас  сюда. Перед  новогодними  праздниками  позвонила  по  их совету вашему главе района Дмитрию Михайловичу Заплавнову,  и  так  была удивлена,  что откликнулся на  нашу  беду  сразу  же. Только, говорит , дайте мне две недели, чтобы квартиру подремонтировать к вашему приезду. И уже в начале января мы все были здесь.  Даже  продуктами питания  нас  обеспечил. Детей в образовательные  учреждения  тоже определить помог . Дай бог ему здоровья».

Получили некоторые члены  семьи Николаевых регистрацию временного  проживания, а  детей  Татьяны  не вписали  в  документы матери, их будто и нет . Всё  произошло  по вине  инспектора миграционной  службы Волгоградской  области,  которая  с  поразительным равнодушием отнеслась  к  горькому  положению этих людей и пошла путём  лёгким  для  себя  и необременительным.  Теперь из-за глупейшей ошибки инспектора страдает вся семья. В  доме,  где живут Николаевы,  с  прошлого года не получают ни копейки –  ни  пенсии бабушка  и родители-пенсионеры,  ни зарплаты сама Татьяна, ни стипендии и питания местного  колледжа  совершеннолетняя Дарья, мечтавшая  окончить  в  Горловке престижный  машиностроительный  техникум, ни  каких-либо  компенсаций или льгот. «Мы,  получается, вроде  как  никто  теперь, — не жалуется, а констатирует факт Татьяна, крепившаяся  до  последнего,  но  к концу беседы расстроившаяся  не  на шутку,  -  и  это страшнее  всего,  потерять себя  как  гражданина,  как члена общества,  как человека,  который  ещё может много  пользы  принести ему».

Уходила,  признаюсь,  от добродушной  и  порядочной  семьи Николаевых  с тяжёлым сердцем. Как помочь  людям?  Куда  обращаться  за помощью, если они  уже  сами  все  пороги обили и даже  к президенту  нашей  страны  обращались  в  недавней  программе «Прямая  линия»?   У меня  есть  только  одна сила  –  печатное  слово. Фронтовые  сводки  новостей  Украины  перестали быть  чем-то  абстрактным, вот живые люди – свидетели  того,  что «пока  паны- политики дерутся, у  хлопцев чубы трещат». И чужая беда  становится  близкой. Надеюсь,  что  и  вам  тоже стала.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

90